Category: литература

ПРО НЕРВЫ

Нервы целый год уже на взводе.
Шелком натирая эбонит,
В голове моей все время кто-то ходит,
Двери открывает и звонит.

Будто неизбежно делать дело
Мне необходимо, но никак
К делу нет подхода. И несмело
ходит в голове моей дурак.

Чем-то грохает внезапно, сон пугая,
Вновь задев натянутую нить,
Меряя удава попугаем
Взад-вперед опять начнет ходить…

То шутом предстанет, то злодеем
Мозг сверлит во все его углы,
Разные нелепые идеи
Предлагая мне из-под полы…

Надо бы врачам его представить,
Может, выманят его врачи,
Но – боюсь башку пустой оставить…
Без присмотра.. Дело-то к ночи!

ПРИЗЫВ К ВЫСОКОМУ

ПРИЗЫВ К ВЫСОКОМУ

Пусть в маршрутке гонят Круга,
Пусть в инете злые рожи,
Будьте выше, – и подругу
Окультуривайте тоже!

Что вокруг все отупели -
Вы на это не пеняйте.
Лучше, батенька, похмелье
на Растрелли поменяйте!

Не торчите павианом
Среди гнили и застоя,
А купите Мондриана
И проймитесь красотою!

Деградируя морально,
На прохожих не кидайтесь,
Лучше ставьте-ка Вивальди -
И музЫкой упивайтесь!

Лексикон обогащая,
Совершенствуясь, короче,
Говорите всем: прощаю,
се ля ви и Доброй ночи.

Будьте, словно блеск на блюде -
Совершенством выделяться…
И тогда вокруг вас люди
Непременно удивятся!

ЯДОВИТЫЕ ГРИБЫ: ВОЛОКОННИЦЫ

ВОЛОКОННИЦА КОНИЧЕСКАЯ
Волоконница

Всем своим видом волоконницы отчетливо напоминают нам виденные в детстве иллюстрации к русским сказкам, где изображен волшебный дремучий лес с избушкой Бабы-Яги и кучами поганок вокруг. Все они, а в наших лесах их встречается около сотни видов, близкие родственники Паутинников. Свое название они получили из-за волокнистой ножки. Впрочем, длинные волокна-прожилки отчетливо заметны и на шляпках этих грибов. Шляпки часто растрескиваются от центра к краям, придавая грибу весьма запоминающийся эффектный «растрепанный» вид. Нередко и шляпки, и ножки покрыты мелкими чешуйками. Основание ножек у большинства видов слегка вздуто.
Среди волоконниц очень много смертельно ядовитых видов. А вот съедобных нет вовсе! Наиболее опасны волоконница Патуйяра и изображенная на рисунке волоконница коническая (которую еще называют волоконницей трещиноватой). Ядовитым веществом этих грибов является мускарин, тот самый, которым особо славятся опасные мухоморы. Некоторые виды содержат псилоцибин, вызывающий галлюцинации и мышечные судороги.
Растут волоконницы вдоль дорог, в сырых местах, вдоль болотин и канав, на слегка заболоченных почвах. Их можно встретить с июня по октябрь, в хвойных и лиственных лесах, одиночно или группами. Мякоть отчетливо пахнет кисловатым неприятным ароматом несвежей редьки или затхлой заплесневелой земли. У волоконницы Патуйяра можно различить легкий запах спиртового брожения (в справочниках иногда можно встретить даже такое определение – запах старой винной бутылки!).
От сыроежек волоконницы отличаются выпуклым бугорком на шляпке (да и вообще шляпки волоконниц в основном колоколообразные, конические). От съедобных опят волоконницу отличает отсутствие четко выраженного кольца на ножке.
Яды волоконниц поражают нервную систему. В волоконнице Патуйяра ученые обнаружили яда мускарина в десятки раз больше, чем в самом мухоморе. Уже через полчаса после попадания этого опасного гриба в организм появляются признаки отравления: повышается кровяное давление, появляется головная боль и шум в ушах, голова начинает кружиться, наблюдаются мышечные судороги и дрожание конечностей, сердце начинает биться замедленно, кожа меняет цвет. Считается, что смертельная доза свежих волоконниц составляет несколько десятков граммов, то есть два-три гриба.
  • Current Music
    Бах, Чакона из Скрипичной партиты

СТИХ ПРО ОЖИДАНИЕ

Уже хочется поздравляться с Новым Годом! Абсолютно неважно - каким! Люди заждались поздравлений - и это само по себе хорошо. Лишними поздравления не бывают. Короче, поздравляю Друзей с католическим Рождеством!
А стих позволю себе подарить прелестной _ili_ili_

ПРО ОЖИДАНЬЕ


Мы каждый день чего-то ждем:
Когда циклон польет дождем,
Когда умерится жара,
Когда приедут доктора,
Когда поджарятся блины
Или придут цветные сны…

Мы ждем чего-то каждый год:
Вот боль утихнет и пройдет
После хирурга иль любви;
Любое, что ни назови –
Мы ждем упорно, молча, страстно,
Так, если даже ждать опасно
(Сюрпризов, например, природы),
сидим у моря – ждем погоды…

Мы каждый месяц ждем чего-то:
Прихода месячных, субботы,
Когда зарплату выдают,
Когда часы наш час пробьют,
Паденья курса иль цены,
Иль возвращения жены,
Крик петушиный на дворе
Или свист рака на горе…

Мы ждем чего-то каждый миг:
Когда распустится цветник,
Звонка любимой иль трамвая,
На остановке изнывая,
Когда уснут спокойно дети
(чтоб наконец заняться «этим»),
В прицеле – жирного гуся
Или поклевки карася.

У кассы, в лифте, на балконе,
В домашних тапках, на перроне,
В концертном зале, на банкете,
Безлунной ночью, на рассвете,
Везде и всюду, там и тут
Кого-то ждут, чего-то ждут:

Когда придут друзья с вином,
Когда откроют гастроном,
Когда десерт нам принесут,
Когда рассмотрит дело суд.
Когда куранты нам пробьют,
Что разливать приспело «Брют»,
Когда закончится разлука,
Когда сынок всучит нам внука,
Когда наскучит жить на свете,
Как, наконец, поймают йети,
Когда зажгут в ночи салют,
Когда соседи нас прольют,
Иль Муза вдруг из-под пера
Шедевр наш выдаст на гора…
И так, на что ни погляди –
Мечтай и жди, вздыхай и жди!

Мы ждем чего-то каждый век:
Что ж, так устроен человек,
Всегда надеяться и ждать:
Когда устанут воевать
Все государства; и когда
Уйдет в небытие беда;
Когда все сбудутся мечты,
Когда подарят всем цветы,
Когда же Новый Год придет?!...
- и только время нас не ждет…
  • Current Music
    БАХ, Рождественская оратория

СТИХ ПРО ГУЛЯНКУ

Мой прекрасный Друг drunkmoth настолько вкусно и талантливо описывает одно из застолий и последствия оного, что вдохновила меня на хулиганско-разгуляйские стишата.
Прошу прощения у почтенной Публики - одним высоким искусством, увы, мне трудно поддерживать себя самое %( ;)


ПО ПОВОДУ ПОСЛЕДНЕЙ ГУЛЯНКИ

Вчерась гуляли мы с друзьями…
Про повод?... Помню цифру «пять»!…
Ну, с мордобоем! Ну, с песнЯми!
Ну как еще-то, слышь, гулять?

С чего, я не пойму, ей-богу,
Пошел такой наветов шквал?
- Каких-то женщин будто трогал,
К каким-то бабам приставал!

Что будто мужикам отвесил -
А те ответили чуть-чуть,
Что неприличных пел я песен,
Бия себя ногами в грудь.

И что десертами кидался,
И всем кричал, мол, Я – поэт!,
И что при этом все старался
Свалить хозяйку на паркет.

И с фонарем под левым глазом
Все обнимался с фонарем.
И стекла выбил. Но ни разу
Не падал в грязь: чин-чинарем!

Потом - такси, … и снова песни,
И снова в голове провал…
Лишь смутно помню – с Костей вместе
Опять бабенок доставал…

И где нелегкая носила?!
Не помню, братцы, ни черта!...
…Глоток какого керосина
Спасет заблудшего кота?
  • Current Music
    Ля-ля-ля...

СТИХ О СЧАСТЬЕ

Хочу посвятить очаровательной angel_y. Счастья ей во всем!

ПРО СЧАСТЬЕ


Будь рад лишь тем, что ты живешь,
Будь счастлив мелочами быта.
Что воду из-под крана пьешь,
Что книга пред тобой раскрыта.

Большого счастья в мире нет.
Оно рассыпано на части:
По Цою, пачки сигарет
Вполне достаточно для счастья.

Не причитай ”Года идут!”,
Как у разбитого корыта -
Частицы радости сокрыты
Внутри секунд, внутри минут.

Учись довольствоваться малым.
Пусть в суматохе бытия
Мечты о чуде небывалом
Не беспокоят тебя зря.

Сходи в кино, сыграй в лото,
Пройдись с собачкой по аллее...
Со вкусом стоит делать то,
Что мы обычно не умеем.

Прочти шекспировский сонет
И в спальне обнови обои:
Пребудут радости с тобою
Там, где для многих их как нет.

Не нужно называть мещанством
Поток житейских мелочей;
Пусть нет ключа большого счастья, -
- Есть связка маленьких ключей!

Глобально мыслить ни к чему.
Сумей разжиться мелочами.
Помелочись - и потому
Не будешь плакаться ночами

О том, что славы не достиг,
О том, что денег не хватает...
...Мы все о вечности мечтаем,
А нам судьбой отпущен миг.
  • Current Music
    Купил mp3 "Весь Бах!"

ЦВЕТНАЯ СКАЗКА

Сказочка посвящается удивительному и всезнающему, доброму и проницательному френду levkonoe

ИЗ ЖИЗНИ ЦВЕТОВ

Фиолетовому все было фиолетово! Черный все норовил пройтись по белому. А белый крыл черный по черному!
Серый сидел как мышка. Тихо-тихо. Все мечтал, что не заметят, – и потому ждал ночи. Ночью ведь не только мышки, но даже и кошки, говорят… Сами знаете. Серый очень осторожным цветом слыл в сообществе.
Зеленый с красным плохо сочетались. Этот неприятный для себя факт они как-то вычитали в одном глянцевом журнале для женщин. И с тех пор стали молча сторониться друг друга.
Там же, в этом дурацком журнальчике, было черным по белому прописано эко же и про синий с желтым. Но, к своему (и, надо полагать, всеобщему) счастью ни синий, ни желтый про это не ведали. Журнальчик мимо них прошел. И потому эти два безбашенных сочетались друг с другом как хотели. Что, впрочем, не спасло их все равно от оранжевого.
Бледно-сиреневый и бежевый тайно гордились своими подвигами по женской части. Что нам дамские журнальчики, думали они с чувством превосходства, глядя на красно-зелено-сине-желтую пестроту и мельтешню?! Мы женскую природу изнутри, так сказать, знаем. В реалиях, а не по книжкам! И украдкой, из-под полы показывали сомневающимся телесного цвета панталоны и розоватые рейтузы.
Грязно-коричневый ссорился с синюшним. Они постоянно затевали перебранки, причем выбирали для этих нелицеприятных затей самые что ни на есть людные места: вокзалы, подземные переходы, места общего пользования и прочее в том же духе. Изысканные цвета, на манер салатно-кремового, очень их сторонились, боясь запачкать свою репутацию.
Самым пронырой считался в колерном обществе, без сомнения, красный. Он лез везде, где пахло и не пахло. Например, в самые лучшие сорта рыбы. На самые пафосные знамена. Лип к самым крупным звездам (которые даже у астрономов звались гигантами). И даже к кремлевским, представившись рубиновым. Он сумел убедить многих, что его кирпич всяко лучше белого, силикатного. Часто им пользовались беллетристы. Чтобы прокрасить погуще нить повествования. Последняя надобилась им затем, чтобы красной нитью провести…, короче, какие-то свои заморочки! (Не путать с нитью белой! Таковыми шились дела другого сорта).
Про оранжевый я вам уже упоминал. Его дискредитировали апельсины. Это он так оправдывался. Хотя апельсины утверждали обратное. И даже показывали в подтверждение своих слов своих маленьких апельсинят. Которые все сплошь были зелеными.
Зато апельсиновый сок склонялся несколько к желтому. Он стеснялся своего происхождения из-за всех этих околополитических скандалов. Тем более что сок, выжатый из чисто желтого лимона, никогда не был достаточно желтым, чтобы таковым называться. Знатоки относили его к неопределенной категории: мутно-опалесцирующий. А свято место пусто не бывает!
Зато чисто желтым всегда был желток яиц, произведенных курицами Варюхинской птицефабрики. «Раз желток, стало быть, и должен быть желтым!», - учили яйца куриц на этой знаменитой ферме. И россказни и небывальщина о том, что где-то несутся яйца с оранжевым желтком, недопустимы! Это фантастика! Для этого, по крайней мере, необходимо курицу скрестить с апельсином, и, в добавок, получить плодовитое потомство! Чему апельсины, прослышав, категорически воспротивились. Они и так были сыты по горло всякими дрязгами с объединениями, блоками и скрещиваниями шпаг.
Таинственным цветом значился терракотовый. Те, кто его не знал близко, пытались раскрыть тайну путем фонетического и лингвистического исследований. Получалось – «земляной кот». Или, в другой трактовке, - «кошачья земля». Последнее, надеюсь, многие из вас видывали, и не раз, у кого есть кошки в доме. «Такое чудесное слово, и такой неприличный цвет!,» - нередко можно было слышать от таких горе-исследователей.
Был еще бордо. Он дружил с маренго. Это были известные шарлатаны и шулера, шельмы и прохвосты. Про них ничего определенного говорить не буду. А неопределенное вам ни к чему.
Скажу лучше про индиго. Им иногда красили детей. Черт знает, для каких целей. Но дети после этого индиго получались странные. Если не сказать больше. С ними до сих пор возятся психологи и не могут дать ясных ответов ни науке, ни обществу.
Во времена Древнего Рима жил еще пурпурный. Сейчас его редко кто видывал живым. Почти весь вымер. Так как был он официальным цветом императоров, а с императорами нынче туго. Он возглавлял целый список вымерших колеров. Среди прочих там значились такие, скажем, экзоты и раритеты, как бланж, охра, яшмовый, бирюза, гранатовый, кошенильный, а также слоновой кости. О последнем иногда поминают и ныне, но с оглядкой на права животных и международный Гринпис.
Гринпис, кстати, означает «зеленый кусочек». Мода на все зеленое, как отмечают ученые, приходит и уходит с пугающей регулярностью раз в полвека. То всем поголовно мерещатся зеленые человечки, то вдруг Зеленые объединяются с Яблоком – и последнее из Антоновки становится ярко выраженной Семиренко. Чудны дела твои, господи!
  • Current Music
    Бах, Кофейная кантата

СКАЗКА ПРО РАМУ

ИЗ ЖИЗНИ РАМЫ

Когда Рама еще был совсем маленький, мама заботливо его мыла в ванне. С добавлением сандалового масла. Так это и отмечено в древнеиндуистских скрижалях и букварях:

- Мама мыла Раму.

И Рама это мытье запомнил на всю жизнь.

Когда же Рама подрос, и у него появился боевой белый слон, он отправился верхом на своем слоне в путешествие на север Гуджарастана, к Сиваликским горам, к священной вершине Бхаратма-Дэви. По пути своего следования он встречал толпы паломников, которые приветствовали его, падая ниц и пытаясь сложенными ладонями дотронуться хотя бы до ногтей слона (на каждой ноге у белого слона было по четыре плоских ногтя цвета слоновой кости, а не по три, как у всех обыкновенных хоботных). Рама приветливо отвечал беднякам на санскрите, но каждый раз бывал неприятно удивлен антисанитарии, царившей среди набожного люда. И он помаленьку стал проповедовать здоровый образ жизни.

Вскоре весть о «сияющем чистотой» брахмане, предсказывающем счастье тому, кто моет руки перед едой и не спит на грязном полу свернувшись собачьим калачиком, а также старается по мере сил и возможностей совершать омовения в водах священного Ганга (равно как и в любых других водах, лишь бы они были чисты) не один раз в год, в месяц цветения дерева баньян, а хотя бы раз в неделю, желательно с использованием сандалового масла и мыла из лепестков розового лотоса, разнеслась с быстротой грозовой молнии по всем уголкам и джунглям предгорий Гималаев. Сонмы почитателей и фанатически настроенных поклонников стали осаждать Дворец Рамы в Найла-Лумпуре. И для каждого из этих обездоленных и покрытых пылью людей у него находились не только слова ободрения и смиренной молитвы, но и кусочек мыла, шампунь в пакетике, крохотный тюбик зубной пасты “Fresh Smile” и бумажные салфетки в обратную дорогу, пропитанные ароматизаторами и антисептиком.

Так прославил свой путь и прославился сам Великий Рама, прозванный в народе «Сияющий Чистотой», или «Просветленный».

Все-таки много хорошего мы берем из своего детства! И впитываем с молоком матери из букварей!

Получено с http://www.letopisi.ru/index.php/%D0%A0%D0%B0%D0%BC%D0%B0
  • Current Mood
    creative

ПИСАТЕЛЬСКАЯ СКАЗКА

ИЗ ЖИЗНИ ПИСАТЕЛЕЙ

Когда стало тяжело и скучно жить, образовало одно писательское общество цирк. Самый настоящий, без дураков. Ведь цирк, как известно, самый древний вид искусства. Изобретенный задолго до письменности. И, следовательно, раньше писательства-сочинительства. И, опять же следовательно, должен прокормить и обязан развеселить. Как говорили еще древние, - и хлеба, и зрелищ!
Получился цирк – хоть куда, хоть на ВДНХ с таким цирком. Зажила, приободрилась писательская организация, совсем уж было на ладан собравшаяся дышать. Функции распределили следующим образом:
Сатирики пошли по лезвию ходить. Самые острые социальные вопросы, где все на грани фола, где необходима и политкорректность, с одной стороны (как бы оборотная сторона ножа или сабли), и, с другой, - отточенность и хлесткость строки, где-то даже с дозированными каплями яда, - все это было их стихией. Специально для номеров сатириков были закуплены всякие острые предметы: битое стекло, безопасные бритвы, не говоря уж про сопроводительные тексты для передачи «Куклы» и политические частушки.
Очень много народу из организации записалось в клоуны. Даже конкурс пришлось устроить, не всех же подряд брать! Смотрели на профпригодность. Главными фаворитами тут были, конечно, юмористы. Им привычно сочинять всякую дребедень, нести околесицу и отсебятину. Вызывая глупый здоровый смех. Эти особо не любили рисковать, и потому социальщины и политическо-идеологических аспектов избегали. И в одиночку, и целыми группами выбегали бодро они на арену из-за кулис, под яркий свет софитов, – и народ уже от одного их вида падал под стулья от хохота и колик. Ржал не мог!
Амплуа белого клоуна заслуженно эксплуатировали романтически настроенные лирики и поэты салонно-амурного направления.
Порядочно набралось и жонглеров. Этот жанр был в чести практически у каждого прозаика. Не говоря уже о маститых поэтах и драматургах. Слова так и вертелись пестрой вереницей в воздухе, искрясь и играя всеми красками, в ловких руках мэтров отечественного сочинительства. Что в прямой последовательности, что в обратной шли слова в этих эскападах, было без разницы, даже палиндромы попадались! И так, и эдак вертели мэтры словами, и даже целыми предложениями. Некоторые довели свое совершенство до небывалых высот: жонглировали одной разъединственной темой в течение всей своей карьеры. Это надо суметь!
Зато шпагоглотателей оказалось всего двое. Но тут, правда, и спрос был поначалу не велик. Тяжело все-таки нашему сердобольному народу смотреть на бытовые мучения сограждан. Подвизались здесь известные нытики и пессимисты Кровохлебов и Мазохийский. В продолжение своей профессиональной направленности, они ярко и убедительно демонстрировали, как горько и несправедливо устроен мир, как беспросветно существование как человечества в целом, так и отдельных его представителей, в частности. Народ, стоит признать, со временем заслуженно отметил мастерство названных товарищей. И валом валил на их номера, чтобы в такт их жутких номеров подвывать жалобно, тоненько ныть, сетовать на судьбину и представлять будущее в самых разужасных красках.
Эпатировали публику с успехом мастера небывалых и редких жанров. Например, фокусники. Этих по определению много быть не могло. Как в свое время Сомерсет Моэм или Оскар Уайльд, оперировали они изящными парадоксами, блестящими силлогизмами, непредвиденными недомолвками и непонятками в сюжете, напирая в основном на педаль оторопи и недоумения. То кролика достанут из шляпы, то наоборот; то реальность вывернут наизнанку так, что на светлые фантазии она, реальность, становится похожа. А то – наоборот опять же! Пока встревоженный и ошарашенный зритель разбирался, в чем тут дело, фокусники уже исчезали со сцены в клубах таинственного фиолетового тумана.
Обязательно вместе с ними, рука об ногу, ошивались миловидные бабенки, из начинающих поэтесс или сочинительниц женских слезоточивых романов. Отдельно их, бабенок, на сцену выпускать еще не решались. Но под присмотром подлинных мастеров жанра расторопные слабые представительницы творили чудеса. Хоть на собственный распил поперек в черном ящике шли, лишь бы прославиться. Как говорится, мать родную готовы были в цирк продать!
Были еще, конечно же, дрессировщики и укротители. Как же без них полноценному цирку?! Тут во всей красе дали волю своим талантам и недюжинным способностям ремесленники из цеха ужасов, боевиков и катастрофий. Пока публика трепетала от животного страха, эти мастеровые уже вынимали свои буйные головы из пасти львов, тигров, акул и прочих хищников. Чтобы тут же сунуть их еще куда-нибудь. Налицо был главный герой - и великая туча подстерегающих его на каждом шагу, на каждой цирковой тумбе монстров, опасностей и коллизий. Почтеннейшая публика не успевала ахать и падать в обмороки.
Дрессировщиками же маленьких собачек работали тихо и неприметно авторы иронических «ужастиков» и пародий на детективы.
Жанр конферанса быстро и споро освоили повествования от автора. Им составляли здоровую конкуренцию мемуаристы. Они были всегда элегантны, спокойны, выдержаны, как хороший французский коньяк, помещали себя «над всеми», вели себя отстраненно от современных им житейских бурь и суеты сует и знали наперед, что было, что будет, как разлягутся фишки на сукне и чем сердце успокоится.
Сам интерьер цирка был чрезвычайно похож на глянцевые обложки самых раскупаемых книг: та же мишура и блеск на фасаде и во внутреннем убранстве.
Так все основные программные аспекты классического цирка смогла освоить писательская организация. Как свои родные…
Без дела (все надеялись, что - на время!) остались только билетерская и гардероб.
  • Current Music
    А никакой!

новые сказки

Начинаю на свой страх и риск выкладывать "сказки" из новой книжки. Критикуйте и обзывайте, пожалуйста.
Все "сказки" будут рубрицированы. Ожидаются: сказки про животных, сказки про необычайные явления, а также педагогические. И многие другие (объем получился солидный, хе-хе :( Маленькая толика их может быть обнаружена любопытствующими и нетерпеливцами на www.letopisi.ru (в разделе "Рассказы", или по авторству), (благодаря y_pat).
Начну, пожалуй, со сказок про буквы и слова.

ИЗ ЖИЗНИ БУКВЫ Ё

За букву Ё взялись как-то ёфикаторы. Без них она жила тихо, как мышь. Никому не мешала. Под ногами не путалась. И даже под руку не попадалась, так как на клаве компа ютилась в очень дальнем левом верхнем углу. Куда никто из юзеров сроду не захаживал никогда.
На пишущих машинках (еще со староглиняных времен) она облюбовала, правда, почему-то другой, противоположный угол. Но и правая рука ее редко нашаривала. Так и сидела в своей норе, покрытая пылью и плесенью, практически без толку. И ее не трогали. Но - не роптала на судьбину буква Ё.До поры, до времени, однако.
Действия ёфикаторов приветствовали, между тем, многие в обществе. Живо откликнулся, как зеркало русской революции, исконнонародный мат. Там оказалось много персонажей, кровно заинтересованных в победе ёфикации. Хотя бы в отдельно взятой стране. Всякие Ёкарные Бабаи, Ёпти-Лапти (оригинальной наружности типчик, следует заметить!), Ёксель-Моксель и прочая мелкая шушера оживились - и рвались в бой. Встрепенулся небезызвестный Ё-моё. Не говоря уж о всем до боли знакомой Ёдреной Матери, других Матерях и более продвинутых героях. Они без этой буквы прямо задыхались. Жить не могли.

ИЗ ЖИЗНИ И КРАТКОЙ

В лесу под кустом мы нашли пушистого заику. Это - классический, описаный во всех учебниках (разве только что не в математике) случай. Пример, показывающий сугубое значение буквы И краткой. То есть Й. Представьте весь ужас пионэров, когда из-под куста на них угрюмо смотрит небритый, может быть, даже чуток подвыпивший (что, скажите на милость, нормальному человеку делать под лопухами в лесу одному?!) персонаж, не имеющий никакой возможности связать внятно двух слов! И даже в одном делающий массу спотыканий, прости господи!
Другое дело - зайка. Очень позитивный зверек. И под кустом ему самое разлюбезное место.
Еще нелепее звучит стихотворная цитата:
"Заику бросила хозяйка,
Под дождем остался заика..."
Тут уж не знаешь, что и подумать! И мужика жалко, и про хозяику (sic!) мысли нехорошие роятся... Ну и пусть, что с дефектом речи! А если во всем остальном - крепкий, непьющий, работящий?! Так и пробросаться можно!
Если бы Новый Свет не был действительно Новым, то И краткая гордилась бы по праву самым большим городом на земле, который начинался с нее в своем названии. Но к Йорку эти начисто лишенные фантазии и соображения американы-колонисты присобачили Нью... Что, лучше разве стало?

ЕЩЕ ИЗ ЖИЗНИ И КРАТКОЙ

Лучшей подругой Й была буква Ё. Обе сдружились на почве притеснений и жизненных невзгод. Были они в русском алфавите изгоями. Все на них какие-то шишки падали. И хотя на Ё падало еще всегда и ударение, это обстоятельство её (вот видите сами!) мало радовало...
Кроме Ё была еще одна родственница - И. И, так сказать, длинная. Только и отличались сёстры (без Ё - сестры, как митрополит Алексий произносит), что длиннотой. А вот поди ж ты - какие разные судьбы! Как говорится, два мира - два сортира...
Короче, сестры И и Й явно были не в ладах. И была везде на почете, всюду уважаема и авторитетна. На долю Й перепадали, прямо скажем, объедки с барского стола. Иногда ее путали с сестрой и так же писали. Слава богу, что хоть читали еще правильно, не забывая.
В словах же И всегда лезла вперед затюканой сестры, доказывая наглядно свему миру свое превосходство. Ни одного слова я вот сейчас не припомню, где бы Й стояла перед И. Вот как жизнь ее затерла, бедолагу!
А тут еще случилось поветрие. Ударились лингвисты и орфопииты в фонетические разборки. И оказалось, что даже дурацкое слово "Ёжик" (заметьте, с большой буквы Ё!) не может обойтись без Й!
Нужно здесь, оказывается, вот как: "Йожик" - ни больше, ни меньше! Так из-за этого самого нелепого случая Й перецапалась с лучшей подругайкой Ё. До сих пор не разговаривают...
  • Current Mood
    crazy crazy